В 2018 году ко мне обратился бизнесмен, на торговой точке которого произошло ЧП. Суть дела: бизнесмен имеет в пользовании помещение, в котором функционирует магазин по продаже фруктов и овощей. Продавцами работают выходцы из Средней Азии Ахтанов и Атабоев. В один из дней в июне 2018 года недалеко от этого магазина расположились торговать фруктами другие выходцы из того же региона – Тургунбоев и его брат.

Ахтанов обратился к Тургунбоеву с просьбой поменять место торговли, обосновывая свою просьбу недобросовестной конкуренцией. Тургунбоев просьбу проигнорировал. Через какое-то Ахтанов повторно просил Тургунбоева уйти. Тургунбоев вновь просьбу Ахтанова без внимания. В третий раз Ахтанов на автомобиле вместе с Атабоевым подъехал к Тургунбоеву и забрал его товар. При этом Ахтанов заявил Тургунбоеву: «Придешь в магазин, поговорим и заберешь свой товар».

Однако Тургунбоев разговаривать не пожелал, а обратился в полицию. Полицейские среагировали оперативно – возбудили уголовное дело по статьей 162 Уголовного кодекса РФ (разбой), Ахтанова и Атабоева задержали, хотя они сами являлись в полицию для объяснений и никуда не скрывались. Суд взял обоих под стражу. На этом этапе к делу был подключен и я.

Сразу стало очевидным, что никакого разбоя тут нет, так как в действиях Ахтанова и Атабоева не было корысти. Они не хотели брать себе чужого. Все чего они добивались – устранение недобросовестной конкуренции. Ахтанов и Атабоев работают официально, платят налоги, оплачивают аренду помещения, в тоже время Тургунбоев торговал фруктами не неся никаких расходов, поэтому его товар был дешевле.

Моя работа началась с попыток донести до правоохранителей ошибочности юридической оценки действий задержанных. Это точно не было разбоем. Максимум на что тянули их действия – это самоуправство (ст.330 УК РФ). У следователя понимания я не нашел. Прием начальником следствия района также не дал никаких результатов. Я дошел до начальника Следственного управления области генерала Неупокоева – никакого понимания.

После этого я начал «работать» с прокуратурой. Неоднократно я был на приеме у заместителя прокурора района. Кстати, оказался отличный человек и специалист. Постепенно, не сразу, от беседы к беседе мне удалось убедить его, что действия моих подзащитных квалифицированы неверно. Даже в ходе судебного следствия помощник прокурора (очень симпатичная женщина), которая поначалу воспринимала меня исключительно как враждебную фигура, стала соглашаться со мной в части квалификации действий подсудимых.

Итог: в прениях помощник прокурора района просил переквалифицировать действия Ахтанова и Атабоева на статью 330 УК РФ (самоуправство) и отпустить их из-под стражи.

Приговор суда

Ахтанов и Атабоев провели под стражей 8 месяцев. Впоследствии Октябрьский районный суд за незаконное содержание под стражей взыскал в пользу Атабоева денежную компенсацию.

Решение