Дело рассматривалось в 2009-2011 годах. Суть дела: Иванова в течении нескольких лет сожительствовала с Петровым, родила от него сына. Однако ввиду того, что Петров все это время состоял в официальном браке (в котором у него также был ребенок), он не мог быть записан органами ЗАГС как отец ребенка. В 2007 году Иванова взяла по месту своей работы денежный кредит. На эти деньги Петров купил автомобиль и зарегистрировал его на свое имя. В течение года он исправно давал Ивановой деньги для погашения кредита. Но в 2008 году Петров трагически погиб. Значительная часть кредита осталась непогашенной.

В сложившейся ситуации Иванова была вынуждена длительное время выплачивать кредит за автомобиль, который в порядке наследования должен был перейти в собственность наследников погибшего Петрова, которыми являются его ребенок и жена, с которой был зарегистрирован брак. Ребенок Ивановой наследником Петрова не являлся, поскольку Петров не был зарегистрирован в качестве его отца. Фактически Иванова оплачивала чужой автомобиль.

За решением этой проблемы и обратилась Иванова.

До обращения в суд было решено встретиться с вдовой Петрова и урегулировать сложившуюся ситуацию без судебных процедур. Встреча состоялась, но мирно договориться не удалось.

Тогда было принято решение обратиться в суд для установления отцовства Петрова в отношении ребенка Ивановой. Как это сделать? Можно провести геномную экспертизу: выделить из крови ребенка геном и сравнить его с геномом предполагаемого отца или его детей. Отец погиб. Обязать ребенка погибшего Петрова сдать кровь – невозможно.

В ходе подготовки иска удалось выяснить, что после гибели Петров несколько дней находился в морге как неопознанное лицо. У всех неопознанных в морге в обязательном порядке берут образец крови для последующей идентификации. И действительно, удалось установить, что в морге имеется образец крови Петрова.

После этого был предъявлен иск об установлении признания отцовства погибшего Петрова в отношении малолетнего ребенка Ивановой.

Также в ходе подготовки искового заявления, было установлено, что Петров в период брака со своей супругой приобрел квартиру, однако квартира была оформлена на супругу и формально не относилась к наследственному имуществу, то есть наследники не могли на нее претендовать. Поэтому было заявлено второе исковое требование о включении ? доли в праве собственности на указанную квартиру в состав наследственного имущества.

В рамках гражданского дела была проведена геномная экспертиза, установившая, что Петров на 99,99% является биологическим отцом ребенка Ивановой.

Решением суда исковые требования были удовлетворены в полном объеме.

После вступления решения суда в законную силу между Ивановой и вдовой Петрова было заключено мировое соглашение, по которому Иванова получила денежную компенсацию в рамках суммы предоставленной Петрову для приобретения автомобиля.