Дело расследовалось по ч.2 ст.162 УК РФ в следственном отделе Новосибирского ОВД в 2007 году.

Соглашение о защите Зиброва было заключено на стадии завершения предварительного расследования. Суть дела: Петров и Васильев совершили разбойное нападение на жителя Таджикистана Абаева. По материалам дела преступление было совершено Петровым, Васильевым и третьим неустановленным лицом. В ходе расследования в квартире Зиброва был изъят сотовый телефон, похищенный у Абаева, а также было произведено опознание, в ходе которого Абаев опознал Зиброва как участника нападения.

На момент заключения соглашения Зибров находился под стражей и содержался в СИЗО-1 г.Новосибирска. Зибров вину в совершении преступления отрицал. Во время беседы Зибров рассказал, что изъятый у него в квартире телефон ему оставили на хранение его знакомые Петров и Васильев. Сам он в день совершения преступления находился дома. Также Зибров рассказал, что перед проведением опознания его в наручниках проводили по коридору отделения милиции, где сидел потерпевший Абаев, который при этом внимательно его разглядывал.

Первым делом было заявлено ходатайство о допросе Петрова и Васильева. Ходатайство было удовлетворено, Петров и Васильев на допросе заявили, что преступление они совершили с неким Николаем, фамилии которого не знают. Зибров с ними преступление не совершал, телефон занесли ему на хранение после совершения нападения.

Далее было заявлено ходатайство о допросе матери и младшего брата Зиброва, которые проживают вместе с ним в одной квартире. В ходе допросе и мать, и брат подтвердили, что в день совершения преступления Зибров находился дома, а вечером к ним домой действительно приходили Петров и Васильев и находились вместе с Зибровым в его комнате.

При ознакомлении с протоколам опознания выяснилось, что человек, которого, якобы, опознал потерпевший Абаев, не назвал свою фамилию. Таким образом, непонятно, кого же он опознал. Скорее всего фамилию он называл, но следователь допустила промашку и занесла ее в протокол. Реакция была незамедлительная – в пустующем месте протокола, где должна была указываться фамилия Зиброва, я поставил жирный прочерк в виде буквы «Z».

После этого было заявлено ходатайство о дополнительном допросе Зиброва. Ходатайство было удовлетворено и мы со следователем поехали в СИЗИ-1 г.Новосибирска, где содержался Зибров. Процедура допроса заслуживает детального описания.

Отмечу сразу, что для проведения допроса мы ездили в СИЗО три раза (!) и потратили полных три дня. Следователь, молодая женщина, упорно не хотела заносить в протокол нужные нам обстоятельства проведения опознания. На наши законные замечания и требования внести в протокол сведения о том, что перед опознанием Зиброва, как мы считаем, намеренно провели перед потерпевшим Абаевым, тем более в наручниках, что создает у любого впечатление заведомой виновности человека, следователь неизменно отвечала: «Мне в протоколе это не нужно!»

Подписывать протокол в таком виде мы отказывались. Это продолжалось два дня. Под конец второго дня следователь даже расплакалась. На следующий день, уже третий по счету, следователь дала Зиброву чистый протокол, авторучку и сказала: «Пишите, что хотите!». Зибров подробно изложил все обстоятельства дела и подписал протокол. Через четыре дня следователем было вынесено постановление о прекращении уголовного преследования Зиброва и освобождения его из-под стражи.