За помощью обратился Иванов, которого обвиняли в неправомерном завладении автомобилем без цели хищения, совершенном с угрозой применения насилия не опасного для здоровья и жизни (часть 2 статьи 166 УК РФ), в народе – угон.

Согласно обвинению, Иванов в ночное время угрожая применением насилия угнал автомобиль принадлежащий Тажибаеву.

К моменту обращения Иванова за помощью предварительное следствие по его делу было завершено и дело было передано в суд. Отмечу, что Иванова защищал адвокат по назначению, то есть «бесплатный». По моему убеждению, адвокат вне зависимости от того, заплатил ему клиент или нет, должен работать как следует. Но адвокат Иванова по неизвестной мне причине не сделал вещей, которые мне сразу показались очевидными.

Из беседы с Ивановым удалось выяснить следующее: Супруге Иванова один ее знакомый молодой человек таджикской национальности присылал откровенные SMS-сообщения, предлагал встретиться. Так в один из дней, в вечернее время, на телефон супруги Иванова пришло очередное сообщение с предложением встретиться. Иванов прочитал это сообщение и от имени своей супруги отправил ответное сообщение, в котором назначил место и время для встречи. Для храбрости или в расстроенных чувствах, но Иванов «немного» выпил. В назначенное время Иванов пришел в указанное место. Там стоял автомобиль ВАЗ-2107. На водительском сиденье сидел парень таджикской национальности. Иванов сел на переднее пассажирское сиденье и, полагая, что это именно тот человек, который домогается его жены, стал кричать на водителя, оскорблять его. Водитель, не понимая, что происходит, вышел из автомобиля и убежал, а Иванов сел за руль и поехал. Через два квартала он был задержан сотрудниками полиции. Вот собственно и вся история.

Первое что я сделал – это встретился с потерпевшим. Выяснилось, что этот человек два года назад приехал из Таджикистана, русским языком владеет очень плохо, буквально на начальном уровне. Удивительно, как следователь, которая его допрашивала, не обратила на это внимания и не предоставила ему переводчика. Как на это не обратил внимания адвокат Иванова, вообще непонятно.

Также из беседы с потерпевшим удалось выяснить, что в тот вечер он «таксовал» на своей машине и привез на место будущего преступления молодого парня таджикской национальности. Уже на месте этот парень вышел из машины но «малой нужде». Именно в этот момент и появился Иванов, сел в машину и, приняв водителя за «ухажера» своей супруги, стал на него кричать.

Моя юридическая оценка была такой: Да, Иванов действительно незаконно завладел чужим автомобилем, однако то, что он кричал на водителя, высказывал в его адрес оскорбления, не явилось способом совершения преступления, Иванов принял водителя за «ухажера» своей жены и хотел с ним «разобраться», что не имело отношения к последующему угону.

Далее, в самом первом судебном заседании, было заявлено ходатайство о предоставлении потерпевшему переводчика. Суд удовлетворил это ходатайство. По другому быть не могло: когда судья разъяснял потерпевшему права и спросил все ли ему понятно, по его лицу было ясно, что ни одного слова он не понял. Этот маневр может показаться малозначительным, однако он позволил исключить показания потерпевшего, которые он давал на предварительном следствии, а эти показания были нам очень не выгодны.

В суде потерпевший посредством переводчика дал нужные нам показания, полностью подтверждающие показания Иванова. Кроме этого я убедил потерпевшего написать заявление о прекращении уголовного дела за примирением, но сам писать он не мог (неграмотный), пришлось написать переводчику.

После этого я попросил изменить квалификацию действий Иванова на часть 1 статьи 166 УК РФ, поскольку его угрозы не были способом совершения угона. Тут же я попросил прекратить уголовное дело за примирением с потерпевшим, поскольку часть 1 статьи 166 УК РФ позволяет это сделать (а часть 2 той же статьи – нет).

В итоге суд согласился с доводами защиты в полном объеме – перешел на часть 1 ст.166 УК РФ и прекратил уголовное дело за примирением с потерпевшим.